среда
11 июля 2012г.

Английская версия


“Секта. Ангелы умирают первыми” Александр Точка
20.02.2009
 

- “История сего романа началась с того, что беспредметно лазая по просторам рунета, я наткнулся на экий-то форум в путы. На форуме моё внимание привлекло сообщение с названием “Что Ангелы умирают первыми”? Открыв сообщение, я прочитал леденящую душу историю, про смерть маленькой девочки, которая умерла от элементарного воспаления лёгких. Умерла от того, что родители, вовлечённые в страшную секту, просто её не лечили и не давали лечить, выполняя, таким образом, завет своего мессии. Более того, после смерти девочки, отказались её даже хоронить, и хоронил её автор статьи. Статья и называлась так, потому что девочка была Ангелом, по мнению автора этой статьи, с которым согласился и я. Я принял решение разыскать автора данной статьи, и выяснить у него, что же это за страшная секта, и вследствие того до сих пор её лидера, кстати, известного многим, не расстреляли? Таким образом, из-за какое-то времечко и появился роман “Секта. Ангелы умирают первыми” Заявляет автор романа Александр Точка.

 

В новой книге восходящей звезды современной литературы вы не найдёте манящих огней блистательной столицы, шальных денег и пресыщенной жизни, как это было в первой книге автора “Таймшер. Обязательство в стране дураков”. Действие романа во многом происходит в сибирской тайге, где укрылась от людских глазища опасная тоталитарная езиды, а герои произведения - обыкновенные люди, размеренная жизнь которых в один момент рушится, а иногда и вообще заканчивается драматически, из-за опутавшей их секты.

 

Роман “Секта. Ангелы умирают первыми” является художественным романом, основанным полностью на реальных событиях. Это второй роман автора, написанный в новом литературном жанре - “REALити”, первооткрывателем которого в современной литературе стал Сашуня Точка. Центр тяжести и первоидея данного жанра состоит в том, что книги основываются исключительно на реальных событиях и фактах, однако при этом не являются документальными, а наоборот - художественными. А разница от нон-фикшна, который к этому жанру близок, состоит в том, что романы пишутся не только по реальным событиям, а и во время этих событий, т.е. по живому.

 

Интрига романа, разворачивается вокруг деятельности одной из опасных тоталитарных сект - “Церковь Последнего Завета”, находящейся в Сибири, и руководимой новоявленным мессией Виссарионом. Убийства, насилие над личностью, алчба и коррупция, происходящие в этой секте и кругом неё, тесно переплетаются с почти сказочной историей любви 43- летнего, популярного Российского, шансонного исполнителя, и 19-ти летней, гениальной Белорусской поэтессы. Действие романа во многом разворачивается посреди красивейшей Сибирской тайги, горных озёр, и альпийских лугов великой Русской Сибири, а так же в г. Минусинске, Абакане, Туре, Петербурге, Москве. В романе подробно описываются реальные механизмы зомбирования человека в тоталитарных сектах, принципы нейролингвистическго программирования сплетня.

 

Эту книгу следует разгадать, чтобы узнать интересную историю, испытать острые ощущения и вскрыть для себя новые грани психологии человека. Книга написана легким языком, и благодаря этому читается на одном дыхании. Автор хорошо знаком с проблемами, которые описаны в романе. Внимание к деталям поведения, вдумчивость, с которой он описывает персонажей, и действие в которые они вовлечены, позволяют выбить высокой психологической точности в изображении переживаний, трагизма, драм и действий его героев. Живые люди с их эмоциями и исканиями населяют страницы романа, дающих читателю возможность открыть новые, подчас тёмные стороны жизни и новые точки зрения на себя и окружающих. Роман “Секта. Ангелы умирают первыми”, заставляет читателя задуматься и осознать психологические мотивы людей вовлечённых в различные секты, а так же и мотивацию существования подобных сект. Римлянин написан от первого лица, и читатель получает уникальную возможность практически побывать внутри страшной секты, заглянуть не не более того в глаза, но и в самые потаённые уголки сознания, как и адептов этой секты, так и её организаторов.

 

К некоторым ключевым моментам романа, касающимся различий и неточностей в трактовке православия, в печатной версии представлены комментарии Информационно-консультационного центра по борьбе с сектантством при Александро-Невском соборе г. Новосибирска, Руководителем Справочно-консультационного Центра по сектантству О.В.Заевым.

 

Римлянин “Джайна. Ангелы умирают первыми” вышел в массовую печать сразу в двух столицах, Москве и Санкт-Петербурге, и сразу в двух разных форматах, аудиокнига (издательство Вира-М, Санкт-Петербург) и печатном (Издательство Детектив-Пресс, Москва).

 

С любезного разрешения издательства “Детектив-Пресс” и лично Александра Точка, представляем Вашему вниманию отрывок из романа “Секта. Ангелы умирают первыми”:

 

Неравно кто скажет вам: вот, на этом месте Христос, или там, - не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, на случай если должно быть, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: “вот, Он в пустыне”, - не выходите; “вот, Он в потаенных комнатах”, - не верьте; ибо, как молния исходит от востока и видна, иногда хотя бы до запада, так будет пришествие Сына Человеческого.

Евангелие от Матфея гл. 24 ст. 23

 

Глава 2.

Что так ангелы умирают первыми?

 

В самолёте, на соседнем кресле летел мужчина средних лет, интеллигентного вида, по всему видно было, что персонажей благой и неподдельный. Лететь было долго, и мы разговорились. Его звали Михаил Потапов. Мы разговорились.

-Михаил, а зачем вы летите в Минусинск? Спросил я, чтобы задать тон беседы и с чего - то возбудить. Что ещё можно спросить у попутчика в дороге?

- Есть у меня в Абакане одно очень важное дело… А вы Алексюша, зачем в Минусинск?

-Да я журналист, лечу в тама в надежде собрать необходимый материалец, я веду журналистское расследование.

-Интересно, захватывающе, а что за журналистское расследование, если не секрет?

-Конечно не сложность Михайлушка, я веду журналистское испытание деятельности некой тоталитарной секты “Виссариона”… Столоваться подозрение, что она зверски опасна для жизни и здоровья многих людей. В частности их адептов. А так же, я подозреваю, что за фасадом секты, стоит банальная преступная группировка. Которая занимается афёкитайская крапива с квартирами и ещё пропасть всяких грязных дел по всей территории бывшего союза. Подозреваю, что деятельность тех, кто нужно за Виссарионом, за версту выходит за границы религиозной идеологии.

 

Сказав эту фразу, я обратил призор на то, что Михаил застыл в своём кресле. Он сидел статически, и продолжал молча в собачка уставиться на меня. Взгляд его не будто было рюхнуть. То ли это было ошеломление, то ли опасение, то ли ещё что - то. Мне выходит не по себя.

 

-Михайло… я, что - то не то сказал? Что с вами?

-Да нет… всё то… Ответил он, в какой-либо то прострации.

-Вас что - то поразило в цели мои журналистского расследования?

-Санюха, не иначе в Абакане там, не очень от Минусинска находится возвышение сухая, где и располагается сама секта.

 

Тут уже пришло дата пальцем тыкать мне, я как очеркист не верил в свою удачу, что моим попутчиком оказался один из адептов этой секты.

 

-Так вы Михаил состоите в этой секте?

-Упаси Отец небесный! Саша, эта секта и сам “Виссарион”, мои самые заклятые враги. Видимо это перст судьбы… Понимаете, эта бабизм преследует меня в постоянку. И ломает мне жизнь. Вот даже вы Александра, оказались моим соседом в самолёте, и как и имеете отношение к этому делу.

 

Я не верил своим ушам. Такая удача для молодого журналиста, на вес золота. Ведь это же была ниточка, протекция! Вот с чего я начну своё расследование! Моим соседом был муж совета, который-нибудь, по всей видимости, очень много знал об этой секте и всей организации.

 

-Михаил, а за коим лешим вам в Минусинск? В эту секту? Что вы там забыли?

-В секту мне конечно не нужно, элементарно завтрашний день, короче один скорбный юбилей, связанный с этой сектой к сожалению. И мне нужно в сам Минусинск, а метче на Минусинское кладбище. На могилу, на могилу к ангелу….

 

Я изумлённо смотрел на него, и не верил своим ушам. Не долго думая, я сразу же почувствовав жареное решил перейти к делу…

 

-Миша, у нас с вами, как я вижу, нет переводу общий внимание. Я веду журналистское расследование по делу секты Виссариона, а вы, по всем вероятиям, очень много про них знаете. И как я вижу, они серьёзно перешли вам с дороги. Не а то нет? ли вы, рассказать мне все, что вы знаете? Вы же, к тому идет, заинтересованы в разоблачении Виссариона? А это как раз моя работа…

-Хорошо Александр, но я не скажу вам ни слова, пока вы мне не подтвердите, что вы журналист. И что вы действительно ведёте журналистское обнаружение по этому делу. Мне нужно от вас название вашей газеты, удостоверяющие документы и фамилия вашего редактора. Поймите Саша, эта секта мучительно опасна. И за годы расследований и проверок по этой секте, погибло много людей. Да и мне, не неймется свободно так портить свою карьеру… Вы нешто не узнаёте меня? Я известный шансонный исполнитель Михаил Потапов…

 

Тут я точно вспомнил его. Действительно это был он, маститый и популярный в стране шансонный исполнитель, а я то всё думал, кого он мне напоминает? В такую удачу, сложно поверить не то что мне, а ажно всей нашей редакции газеты вместе взятой. Главный редактор, нехитро хватит выбрасываться у себя на столе и танцевать лезгинку, когда я привезу ему такой компромат, от самого Потапова. Моё повышение, а также и увеличение зарплаты не за горами.

 

-Ясный путь, конечно Михаил, я вас понимаю, вы абсолютно правы.

 

После что такое? я вытащил из своего портфеля удостоверение, командировочные листы, и папку с материалом о Савицком, которую я, конечно же, прихватил с собой. Мишара всё изучил очень напряженно и досконально. Удостоверение и командировочные отдал мне, а папку оставил, и напряженно перелистывал лист за листом. Я сидел молча и наблюдал за ним, в ожидании того, что он скажет на этот недостаточный материал, какой-либо у меня имеется. Бегло прочитав всё что, было у меня в папке, он с грустной улыбкой отдал папку мне. Я спрятал её обратно в кошель.

 

-Ну что же Александр, я согласен, вам дать всю информацию по этой секте. Паче того, я думаю, что ваш маршрут меняется, вы поедете со мной на Минусинское кладбище.

-Мишута, а что там на Минусинском попово гумно? Почему вы направляетесь туда? Расскажите, наконец.

-Я еду на могилу к одной маленькой девочке, которая погибла из-за этой ужасной секты… Вот спустя десять лет, я решил навестить её. В этом году, ей могло бы исполнится 18 лет, но не исполнится уже никогда. У неё в жизни уже больше ничего не исполнится, ничего и когда оно будет в воскресенье, понимаете Саша? Не хорош ни друзей, ни любви, ни детей, ничего… Она ни под каким видом не узнает, что такое мечты, что такое надежды, что такое любовь, не увидит больше сего мира, такого жесткого и такого прекрасного…

Она умерла. Умерла 10 лет обратно, официально от задержка простуды, на самом деле по человечий глупости, черствости, и по воле сего нелюдя “Виссариона”…

Но началась вся эта история в общем, примерно лет 15 отступать. Жил тогда в г. Минусинск Красноярского края Серёжа Тороп. Работал в Ментовке, рядовым ментом. И всё бы было выеденного яйца не стоит, но сложись обстоятельства таким образом, что выгнали его оттеда. А любил Серёжа хорошо поесть, красивых женщин, не любил работать не разгибая спины, а тут раз, и за бортом.

Выгнали за пьянку и за жестокое избиение задержанной женщины, мадама оказалась невиновной, Серёжа сделал её калекой. Но уголовного дела не завели, просто выгнали и всё. Катилась в то время по стране волна всяких колдунов и другой нечисти, ну помните, несомненно, элемент 90-х. ? Обещали рай на земле и мгновенное исцеление. Сыны Адама верили, как дети, оно и понятно, в ступенька смуты, когда угодно тянет чистую монету в чудеса, особенно кое-когда кушать нечего и жить не за что. Шустрый Серёжа сразу сообразил, откуда хамсин задувает и с какой стороны сей самый ветер несёт запах, этакий дорогой его сердцу валюты. Немного думая, он объявил себя Иисусом Христом, а что мелочиться то, строить валюту, так не по мелочам, а сразу кучей. Обрядился в рубище и пошёл погуливать по Красноярскому краю.

В первом же селе местные мужики его испытно отмутузили и просто набили ему морду, не выдержал он образа, стал приставать резко к женщинам. Утром встал, избегать избитый, весь грязный, подумал и пошёл в таком виде дальше. Любят у нас в России обиженных да юродивых. Приютили, обогрели, послушали, но и только. Вернулся Серёжа в Минусинск, стал выдумывать, что дальше делать. Не о крестьянских картошинах он мечтал, а о власти беспредельной, о деньгах, о халяве солидный и нескончаемой. И хоть образование у Серёжи было 8 классов, он живей понял, что нужна теория - своя парсизм. В Красноярском крае издревле было всего этого навалом, туда ещё с Петровских времён ссылали и раскольников и старообрядцев. Все это перемешалось со временем, кто - то ушёл в тайгу, сохранив веру, кто - то остался в городах, переплетя остатки веры с тем, что из телевизора слышали. Вот Сережа, наконец, встретил человечка нужного и хоть человечек тот был сумасшедшим, но Серёжа был очень внимательным слушателем. Приголубил, приютил и человечек этот ему рассказал свою историю видения религии, устройства мира и.т.д. На своём конечно уровне, так как образованием в свою очередь не блистал, но был какое то время в рядах одной из сект того времени. Так появилась на свет идея, где на равных условиях с Христианскими постулатами, были и изыски ранней Блаватской и индуизм с переселением душ и гнезда ещё всякой всячины. Но ни тот, ни другой, не умели это красиво и чин чинарем высказать. В это время в Минусинск приезжает некто Вадим Редькин, по кличке - Котелок, неплохой рокер, участник знаменитого “Интера”, основанного в свое время Барри Алибасовым, ещё до “На-На”. Но, увы, “Интер” был уже на излете. Денег не было, гастроли раз в два возраст. Редькин запил на гастролях и остался в Минусинске бродяжничать, так и встретились они. Редькин был шустрый, имел связи, хорошо поставленный силлабема. Он, выслушав весь этот бред, за пару недель написал “бессмертный” труд “Квадралогия от Апостола Вадима”. Чего там исключительно не было, и конец света, и то, что сам Вадим, это Апостол Павел, и Что Тороп это Иисус, т.е. в него переселилась душа Иисуса. Осталось найти Марию-Магдалену. И она нашлась. Известная в московской тусовке журналистка, одной из западных компаний, являвший собой член Европарламента - Машуха Карпинская. Она то и донесла до соскучившейся по сенсациям Европы весть о появлении в Сибири нового Распутина, святого старца. И выбила Торопу стипендия, на несколько миллионов долларов. Субсидия выделялся на “Проведение эксперимента по выживанию человека в природных условиях”. Были и оговорены и взаимное согласие, во - первых Тороп прекратит называть себя Иисусом. Для Европы не нужен новый Иисус, так появился “Вися”, во вторых, обязательными условиями эксперимента были полный отказ от плодов цивилизации, лекарств, докторов, варёных продуктов, любых животных продуктов, включая молочишко. Вадик Редькин тут же написал малую толику глав в Евангелие, где говорил, что вполне грех от пищи и лекарств. Деньги потекли ручьем. Был построен экопосёлок Город Солнца на горечь Сухонький, недалеко от Минусинска и Абакана, и пошла массовая атака в масмедиа, включая центральные телеканалы. Измученные перестройкой люди поверили, конечно, в новый Рай на земле. Так на рубеже 90-х годов и возникла эта общество.

Я в то минута работал в геологоразведке. Мы бурили в разных местах тайги, разведку ископаемых вели. В Минусинске у нас была база. Я приехал на вахту. Была тёплая бабье лето, бурить было ни свет ни заря, болота не замерзли, так я задержался в Минусинске на базе, почти на месяц. Отдыхал предварительно вахтой. Жил в частном доме. А под носом строила дом хомут одна, муж, щука и дочка лет восьми. Разговорились, они оказались из Москвы. Стал я им дом служить поддержкой строить, из них те ещё строители были. Не знаю, зачем я это делал. Дочь их наверно жалко стало быть. Девчушка была, ну солнышко просто. Завитушки длинные, льняные, голубые глаза и куча, просто море веснушек, вся такая открытая, добрая, смешная. А папа с мамой были безусловно с чудинкой. Вставали утром, шли на реку, омывались часа два, вслед за этим завтракали, пророщенной пшеницей, обеда не было и ужина тоже, да и работы как таковой. Я сначала думал - они дачу строят. Коротко ли, как узнал, что у них нет в городе жилья, так обалдел. Спрашиваю - “Вы чего спятили что ли, не раздумывая уже сентябрь, через месяц морозы до -20″. Ну, начал гонять их как тузиков, начал прозябать дом. И тихонько дочку их подкармливать, она прибежит ко мне вечером, я её сметаной с блинами откормлю, или мясом отварным, с тем чтоб родители запаха не учуяли. Уже после выяснилось, квартиру в Москве они продали, переехали в Минусинск к новому Иисусу - Виссариону - Торопу. Тот, деньги все забрал, купил им стройматериалы за 100 баксов, вот они и строились. Интересно мне стало, что это за мессия новый. Поехал Вотан раз с ними в посёлок Курагино - основную резиденцию Виссариона, затон горы Сухой. На самой горе и был этот Странный город - город солнца. На верху у себя руководства, шикарные коттеджи, внизу в родных местах работяг, притом непростые работяги. Большинство из них, хорошие скульпторы, художники, поэты, но несостоявшиеся, увы. Вверху роскошь, внизу безденежье и на обед пророщенная зерно раз в среда. Повели меня извещать с Виссарионом, ну поговорили. Хрупать в нём что - то, безусловно, немного мистическое. Узкопосаженные глаза, длинные волосы, рубища, впечатляет, но едва он раскрыл рот и улыбнулся голливудской улыбкой с белоснежными зубами, что - то меня передёрнуло. Первая мысль - нестыковка этой улыбки за 10000 баксов с проповедуемым аскетизмом. Поговорили, вышел я на улицу, смотрю, а по улице идёт Вадик Редькин. Я ему - “полезно Репа” - Ты как здесь? Он первым делом, кто такой? А как-нибудь “О Миха, какими судьбами” Ты, что музыку бросил? И начал мне втюхивать всю историю сего города и Виссариона. - ” Давай, говорит, к нам, будешь Апостолом Петром” и уже тише “Здесь такие бабки крутятся”. Я говорю, ты, что Репа обалдел, я, что сумасшедший эту вашу пшеницу раз в день не без этого, да на мента молиться!? Он мне - “Какая зерно” и повёл меня в верхнюю часть города. Зашли к Виссариону ещё раз, Вадик - “Это мой наслышанный Михаил, музыкант” Я гляжу и глазам не верю. Стол, а на столе чего всего лишь нет. А прислуживают четыре симпатичных женщины. Гарем Виссариона. Не было во мне тогда, ни желания мир менять, ни желания кого - то на чистую воду строить умозаключение, помню, посмеялся - “хорошо ребята устроились” и уехал обратно в Минусинск.

Некоторое время через уже начались морозы, дом этой семье я достроил почти, но простыл, и слёг в больницу с воспалением легких. Первую неделю не помню, а на дальнейший мыслишки стали закрадываться у меня. Что - то мои соседи, даже проведать меня не идут. Отвалялся я в больнице месяц. Обида во мне спору нет выросла. Вышел из больницы, пойду, думаю, проведаю, посмотрю на дом, который построил, да на свою любовь Матрешку. Девочку ту Матрёной звали. Если бы не она, не пошёл бы, хотел проститься с ней, даже думаю, в дом не зайду. Увижу на улице, попрощаюсь и всё.

Подхожу к дому, печка топится. На улице нет никого. Захожу и застываю на пороге, в доме чужие прислуга. Спрашивают - “Что надо” ну объяснил, что ищу Забелиных. Мне говорят - “Да они дом достроили, приехал Виссарион, дом продал, а их забрал в город на своей горе…” Я что - то обозлился, думаю, для Торопа, что ли я его строил!? Спрашиваю, а дочь они тоже забрали с внешне или как? А они мне - “девочка то заболела, простудилась, родители её лечить не дали”….чую сердце моё падает вниз, а они продолжают - “умерла она неделю назад, от простой простуды” Тело забрали в Минусинск, в морг. Я не помню, как я вышел из сего дома, зашел к цыганам купил литр самогонки, выпил и поехал в Минусинск. Прихожу в морг и говорю, не знаете где похоронена, такая - то и такая - то. А они мне - “да её и не хоронил никто, не приезжает мелюзга, мы уже две телеграммы дали” Заледенело у меня всё в середине, зверем стал. Пошел, купил кранты, вырыли могилу на кладбище, отнес я туда гроб на руках, и похоронил Матрёну. Купил пересечение из лиственницы, а на кресту написал “Солнышко”, чтоб эти родители, на морковкино заговенье её не нашли, разве что вздумали бы взыскивать. Вернулся в городок, взял карабин на базе и поехал губить Виссариона. Думал, замочу его и в тайгу, ищи меня, да и искать бы никто не стал, так повозились бы недельку и бросили. Но не оказалось сего Виссариона - Торопа в этом городе солнца. Настучал ему кто - то, и свинтил он. Повезло ему, ну и мне конечно. Два года у меня была возможность, и я приезжал на могилу к Матрёне. А вдогонку не смог. Закружила жизнь и не пелена. Вот теперь известным исполнителем стал. Всё вроде бы хорошо, а вот эта история всё - таки душу жжёт, не вытерпел, решил слетать. Выздороветь почти десять лет, с той поры, как немерено и как мало…

По трапу самолёта мы с Михаилом спускались в сопровождении. Я был обыкновенно шокирован услышанным. Мысли и ожидание о журналистском расследовании, отошли шутя на давно минувший карта. Я был без затей поражён, цинизмом и садизмом этого загадочного Виссариона. Всем своим сердцем, я его уже ненавидел. Ненавидел уже только за то, что такая мерзавка вообще живёт на белом свете. После обеда в столовой аэропорта, мы вместе с Михаилом отправились на кладбище. Полдня мы искали могилу и не нашли. В конторе на кладбище нам объяснили, места раз-другой и обчелся, те могилы, за которыми не ухаживают длительное продолжительность мы под автобульдозер, а путем некоторое время новые захоронения там делаем. Отвели и показали нам тот пустырь, где была могила Матрёны. Крапива и полынь. Михаил достал из своей сумки бутылку водки и пару одноразовых стаканчиков

-Давай Саня, помянём невинную душу, ни в чём не виновную, не успевшую нагреховодничать, умершую в мучениях…

Мы сидели безгласно, в задумчивости, с мрачными мыслями. Михася в то же время произнёс, размышляя:

-Ну почему так!? С чего АНГЕЛЫ УМИРАЮТ ПЕРВЫМИ!? Я не знаю, кем бы она могла перекинуться, да и не в этом дело, кем бы она не стала, она была Солнышком. Ничего не осталось от моего Солнышка, пусть даже могилы и я как синь-порох в глазу на земле кто ещё помнит её…

А знаете, Александр, почему я вдруг решил семо прилететь? Пришёл вчера домой постфактум выступления, включил НТВ, а там Вадик Редькин рассказывает, какой у них превосходный город солнца на этой злоключение Сухой. А я слушал и ловил себя на мысли, “Долги надо отдавать, хоть самые старые”. И первый раз за десять прошедших лет пожалел, что не убил этого нелюдя Виссариона…

 

Александр Точка  

 
Разработка LasPavel