среда
11 июля 2012г.

Английская версия


«Чти отца своего»
31.01.2008


Как обучают этой заповеди в харизматической церкви «****» г. Днепропетровска.

Потеря нравственных ориентиров, распад семей, разрушение вековых традиций нашего народа - эти проблемы стали наболевшими в обществе. Даже в школах начали вводить уроки христианской этики.
Особенно усердствуют в насаждении христианской морали в обществе церкви, как они себя называют, протестанские, харизматического направления. Вплоть до введения «нового порядка», когда у власти будут их представители, люди, естественно, верующие, соблюдающие божьи заповеди. И тогда нам, уставшим от политических и экономических кризисов, обещают покой, порядок и благоденствие.
Алёна поверила. Поверила в Бога, любовь, справедливость, во все, что ей обещали в церкви «****».

Она привела туда сына, пятнадцатилетнего Романа, в полной уверенности, что мальчик вырастет высоконравственным человеком, и для него наркотики, алкоголь, СПИД, правонарушения, которых так боятся все родители, не будут представлять ни малейшей опасности. Алёна работала в фирме «Орифлейм», имела много знакомых. В церкви ей дали рекомендации, как привлекать в свою веру людей, помогли составить их список, возглавлял который ее муж Геннадий. Алёна отдавала церкви десятину, покупала литературу, аудиокассеты, видеодиски.

Семья стала испытывать материальные трудности. Геннадий это не одобрял. Не нравилось ему и то, что жена и сын практически не бывали дома. Роман, не заходя домой, сразу после школы спешил в церковь. Алёна перестала вести хозяйство, не замечала, что мальчик зачастую остается без обеда и ужина, пропускает школу, так как молитовные собрания заканчиваются поздно, и утром он не может проснуться. Вскоре Геннадий и мать Алёны, Вера Павловна, стали замечать, что она ведет себя неадекватно. У Романа поднялась высокая температура, а мать повела его в церковь лечить молитвами и исцелять наложением рук. Когда мальчик не смог подняться с постели, бабушка вызвала терапевта, который обнаружил хрипы в легких и назначил постельный режим, однако через пару дней подросток снова был в церкви «****».

Тревогу забили, когда в школу вызвали Геннадия и потребовали заняться наконец-то здоровьем сына и его успеваемостью. Мать, которая раньше всегда следила за здоровьем Романа, интересовалась учебой мальчика, ни разу не посетила родительские собрания. На уроке физкультуры у Романа случился голодный обморок, мальчик сильно похудел, на спине появились растяжки. Ему была назначена консультация эндокринолога, но мать это проигнорировала. Она не замечает того, что является очевидным для всех: здоровье ребенка значительно ухудшилось, он недоедает, практически перестал учиться. В дневнике те то, что домашние задания не записываются, не стоят даже даты. Мать не замечает сына, она вся отдана служению церкви «****» в лице ее пастора Алексея Уголовцева. Главное для нее, чтобы мальчик не пропускал службу в церкви, вел конспекты проповедей, изучал церковную литературу, остальное неважно. На попытки Геннадия запретить жене ходить в эту религиозную организацию, она ответила « Не нравится – можешь подать на развод».

Геннадий не хочет терять семью, он решил бороться за свою жену и ребенка. Но все его обращения в различные инстанции заканчиваются одним: все сочувствуют и разводят руками – помочь не можем, нет соответствующих законов. Это в нашей стране нет. Во всех европейских странах они есть, и не только в Западной Европе, где деятельность религиозных организаций поставлена под государственный контроль. Приняты законы, регламентирующие деятельность религиозных организаций и в странах бывшего СССР. В Росии, например, может быть закрыта религиозная организация, деятельность которой приводит к разрушению семьи. Во Франции покушение на психическую целостность человека приравнивается к покушению на его жизнь и физическую целостность, уголовно наказуемо – до 5 лет заключения и большой денежный штраф. Религиозная организация, применяющая подобные методы, естественно, должна быть закрыта. А представители власти в нашей стране вынуждены разводить руками.

Геннадий не сдается, он решил бороться за сына во что бы то ни стало. Он пришел на богослужение церкви «****» забрать мальчика домой, покормить и проследить, чтобы подросток подготовился к занятиям в школе. Ведь как отец Геннадий несет ответственность за сына и обязан его воспитывать. Он рассчитывал на понимание пастора, он надеялся, что в церкви «****» люди верят в Бога, соблюдают его заповеди и учат прихожан христианской морали. Даже название церкви вселяло надежду. Ведь Господь дал заповеди Моисею на горе Сион. Первая(!) заповедь гласит: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог дает тебе». «Почитай отца твоего», - с этой мыслью шел Геннадий в церковь «****». Увиденное повергло его в шок. Пастор, одетый в спортивные штаны, «орал так, что казалось, будто стены ходуном ходят», - рассказывает несчастный отец. Верующие, в том числе и Роман находились в каком-то отрешенном состоянии, мальчик плохо реагировал на окружающее, был как во сне, отец с трудом вывел его в коридор. (Конечно, религиозные организации сами определяют, как им проводить молитовные собрания, но, простите, пастор во время обряда в спортивной форме, как-то нехарактерно для протестанской церкви). Геннадию все-таки удалось увести мальчика домой, на следующий день ребенок пошел в школу на первый урок, сытый, с выполненными домашними заданиями. Окрыленный первым успехом отец решил после работы забирать сына из церкви домой и, не полагаясь больше на жену, самому заниматься его воспитанием. Однако не тут-то было. Во второй раз Романа пришлось вытягивать с молитовного собрания силой, разговоры с пастором о том, что отец не дает своего согласия на привлечение несовершеннолетнего сына в религиозную организацию, результата не дали. Попытки объяснить, что ребенку нужно расти и учиться, тоже оказались бесплодными.

А в следующий раз, когда за ним пришли отец и бабушка, Роман наотрез отказался уходить, отец начал вытягивать сына буквально силком, и тут на Геннадия набросился один из прихожан, стал отрывать его руки от сына, не давал забирать того домой. Да, вот уж воистину, почитай отца твоего. Вызвали милицию. Всех отвезли в участок. Составили протокол. И тут появилась Алёна. Она была нарядно одета, красива, воинственна и агрессивна. Она написала заявление со ссылками на соответствующие статьи законов и Конституции, обвиняя своего мужа в срыве богослужения. Мать Алёны попыталась ее образумить, объяснить, что нельзя так поступать со своей семьей. На что Алёна немедленно написала заявление в милицию на свою родную мать. Что-то очень знакомое, такое в нашей истории уже бывало. А как же пресловутая первая заповедь? А христианская мораль? А как же новый мировой порядок? И так ли он уж нов?

Когда семья вышла из отделения милиции, Геннадий хотел отвезти ребенка домой. Он взял сына под руку и направился с ним к машине, но с другой стороны Романа под руку взяла мать и стала тянуть в «****». Так они и тянули изо всей силы паренька в разные стороны. Мальчик оказался между двумя людьми, которых он любил, которые всегда были его семьей, находясь между которыми он с самого раннего детства чувствовал себя защищенным. «Господи! – взмолился подросток, - помоги мне, ты же обещал». Слезы ручьем полились по его щекам. Отец не выдержал нервного напряжения, и тоже заплакал. И только мать с еще большим остервенением тянула и тянула Романа. За этой сценой, вся дрожа, наблюдала мать Алёны, бабушка Романа. «Гена, пожалей мальчика», - не выдержала она, понимая, что к дочери обращаться бесполезно. Геннадий обнял сына и отпустил… Наутро Роман проспал первый урок.

Геннадий не собирается сдаваться, он решил бороться за сына до конца. В милиции ему посоветовали обратиться в суд. Отец и бабушка продолжают искать помощи у государства, обращаются во всевозможные инстанции.

Как в Церкви «****» обстоит дело с первой заповедью, мы уже поняли на примере семьи Геннадия и Алёны. А как с остальными девятью? Кто проверит? Ведь в Законе Украины «О свободе совести и религиозных организациях» наивно заложено предположение, что лидеры религиозных организаций люди верующие, окруженные ореолом святости, много лет гонимые и безответные, и поэтому только их и надо защищать. Никакого контроля со стороны государства за деяниями различного рода пасторов, гуру, живых богов не предусмотрено. Получается, что в основу их деятельности заложен принцип: «Что хочу, то и ворочу». Зачастую свобода вероисповедания оборачивается для граждан Украины распадом семей, потерей имущества, расстройством психики, суицидами, потерей здоровья, искалеченной судьбой. И так же, как и Геннадий, они остаются один на один со своими проблемами.

«****» - название харизматической церкви, название, которой мы не можем написать открыто.

Статья написана на реальных событиях произошедших в декабре 2005 г.

 
Разработка LasPavel