среда
11 июля 2012г.

Английская версия


Голодовка в Киеве
31.01.2008

Голодовка в Киеве


История, происшедшая в Шевченковском районе столицы. Приехавшие по обычному вызову врачи "скорой" обнаружили в однокомнатной квартире по улице Мельникова, 89 умирающую от дистрофии 37-летнюю женщину. Еще трое обитателей гостинки - 52-летняя хозяйка Тамара Гримайло и две ее внучки трех и пяти лет, были уже несколько дней мертвы. Перед отъездом в больницу Светлана успела сообщить, что вся семья по религиозным соображениям голодала в течении сорока дней.
...Светлане Бескоровайной, обвиняющейся прокуратурой в убийстве по неосторожности двоих малолетних детей (ст.119 ч.2 УК Украины), а также в организации религиозной общины, посягающей на здоровье людей путем выполнения религиозных обрядов (ст. 181 ч.2), пришлось предстать перед судом...
Семь лет назад Светлана познакомилась с киевлянином Артуром Гримайло. По разным причинам отвергнутые общиной пятидесятников, они объединились в духовных исканиях. Поженились. Вскоре после свадьбы с интервалом в полтора года на свет появились две дочки - Лиза и Аня. Когда старшей дочери исполнилось четыре годика, переехали в Киев...
И в середине сентября прошлого года взяли пост. Они утверждали, что в случае смерти от поста верующие в Иисуса Христа смогут воскреснуть, как воскрес евангельский персонаж Лазарь. Только, по сути, это был не пост, а настоящая голодовка. Доев все имеющиеся в доме продукты, молящиеся остались лишь на воде да травяных отварах. Свекровь присоединилась к голодающим под влиянием сына, а детей вообще никто не спрашивал. Когда они просили кушать, им говорили, что нужно потерпеть.
Вот что рассказала подсудимая:
"Артур был непреклонен. Он сказал: "Либо мы получим ответ от Бога, либо жить не будем". Он угрожал разводом, мог даже поднять на меня руку. (Интересно, что на предварительном следствии, когда о смерти Артура Гримайло еще не было известно, Светлана ничего такого не говорила. -- Авт.) Иногда я втайне от него давала детям пить. Мы молились два раза в день минут по двадцать. Остальное время занимались, кто чем - Артур смотрел телевизор, детей старались отвлекать чтением, рисованием. Hа третьей неделе у меня как будто открылось второе дыхание. Потом снова стало хуже. Приблизительно за неделю до смерти младшей дочери я записала в своем дневнике: "Я уже не встаю". У меня начались галлюцинации, кружилась голова. В ушах стоял такой шум, как будто где-то рядом шли автогонки. Я просила мужа найти выход из ситуации. Он и Ира могли передвигаться. А я с детьми лежала в таком закутке, откуда плохо было слышно, что творится в квартире. Артур запретил громко разговаривать, чтобы нас не слышали соседи. Ведь мы сказали, что уезжаем в село, и они думали, что нас нет дома. Аня в последние дни совсем не поднималась, а в день смерти села, попросила тетрадь для рисования. Сидела, смотрела ее... Потом прилегла, будто заснула. А через несколько часов мы увидели, что ее тельце уже холодное. Всю ночь она, мертвая, лежала рядом со мной. Потом я раздела ее, Артур обмыл, завернул в простыню и положил на пол в ванной...
Муж духовно питал нас примерами сверхъестественного воскрешения из мертвых, которое может дать верующим Господь. Поэтому я не могла поверить, что Аня умерла окончательно. Для меня в этой ситуации самым сложным было то, как сказать о случившемся Лизе. Ведь мы лежали втроем в одной постели. Hо от младшей дочки смерть сестры удалось скрыть. Впрочем, она ни о чем не спрашивала. Ей, наверное, было не до того. Лиза умерла на третий день после Ани. (Экспертиза показала, что при смерти пятилетняя девочка весила 9,5 килограмма! - Авт.) А через час после Лизы умерла и свекровь...
Человек состоит из тела и духа. Здесь были лишь тела. Hа самом деле мои дети сейчас наверху, и они живые. Я верю, что там, на небесах, встречусь с ними и мужем".
Психиатрическая экспертиза, проведенная в ходе следствия, показала, что Светлана Бескоровайная на момент совершения инкриминируемых ей деяний была психически вменяема, могла отвечать за свои поступки.
Мария Покотыло (старший помощник прокурора), пояснив, что не видит в деле Бескоровайной ни одного смягчающего обстоятельства, потребовала для нее 8 лет лишения свободы - максимум того, что предусмотрено соответствующей статьей за убийство по неосторожности. Хотя, по мнению некоторых юристов, преступление Светланы можно было бы квалифицировать совсем по-другому - как умышленное убийство с особой жестокостью.
Суд приговорил Светлану Бескоровайную к семи годам лишения свободы.

http://humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000096
 
Разработка LasPavel