среда
11 июля 2012г.

Английская версия


Чреватые конфликтами религиозно-мировоззренческие группировки и ориентировки
31.01.2008

Чреватые конфликтами религиозно-мировоззренческие группировки и ориентировки


I. Критерии для охраны молодежи и помощи несовершеннолетним
Секты, оккультные кружки и прочие сообщества, основанные на определенном мировоззрении, и не связанные с групповыми интересами устремления могут отрицательно влиять на детей, подростков и семью. Это отрицательное влияние, даже угроза, вытекают из характерных черт таких групп и идеологий.
Сомнительные религиозные и идеологические объединения сильно отличаются друг от друга по своему происхождению, учению и внешнему проявлению. Их запросы и основные структуры сопоставимы лишь частично. Поскольку все сомнительные группировки нельзя однозначно охарактеризовать конкретными признаками и точно определить их, реакция отдельных причастных граждан и взгляды общественности на эти проблемы могут быть очень различными.
Некоторые основные общие признаки
Сомнительные группировки имеют целью "спасти" мир и человека и вывести их на "верную дорогу". По их мнению, этого следует добиваться немедленно и всеми силами. В них пользуется почитанием какой-нибудь "святой гуру", великий духовный вождь, новый порок или проповедник "божьей милостью". Их репутация является залогом истины для того или иного объединения.
Подобная чрезмерно возносимая личность пользуется абсолютным авторитетом и одновременно играет роль заботливого отца или заботливой матери.
Сообществу и его руководителям приписывают всесильность, которая внушает смирение и почтение. Структура власти организации как во внутреннем, так и во внешнем проявлении, отстаивается неуклонно. Критические возражения, идущие изнутри и извне, блокируются. Для достижения обещанных личных целей применяются особые методы и упражнения.
Такое сообщество следует какому-то одному основному учению, которое в большей или меньшей степени отличается от руководящих посылок обыкновенного общества. Якобы имеющие место откровения и видения призваны доказать истинность данного учения.
"Невозможное возможно!"
Много сил и средств затрачивается на привлечение новых членов и миссионерство. Обещания звучат очень заманчиво. Они, будто в сказке, сулят выполнение сокровенных желаний. Сила убеждения, с какой обещают несбыточные вещи, увлекает и обольщает новичков. Респектабельность при вербовке новых членов и единоверцев производит ошеломляющее впечатление и рассеивает закрадывающиеся сомнения. Проникновенная и очень личная манера миссионеров, в какой они торгуют своими многообещающими догматами, довершает вербовку.
"Единственный и последний шанс!"
Сообщество утверждает, что оно предлагает всем единственный спасительный секрет успеха. Альтернативы этому учению якобы не существует. Тот, кто принадлежит иной вере или преследует в жизни свои собственные цели, неизбежно погибнет. Гибель грозит каждому человеку в отдельности, всему человечеству и космосу, ее невозможно предотвратить.
Внешний мир, который сообщество отвергает установкой на свое "спасение", считается злым, скверным, проклятым и является либо объектом борьбы, либо объектом сочувствия.
"Условие: верность и послушание!"
Жизнь сообщества, кажущаяся гармоничной и построенной на взаимной любви и понимании, на самом деле определяется строгими, незыблемыми и зачастую непредсказуемыми нормами и законами. Вся власть по командному принципу исходит чаще всего от одного лица, возглавляющего групповую иерархию. Благодаря якобы сверхчеловеческим качествам и призванию свыше, его авторитет воспринимается не как возмущающий, а наоборот - как успокаивающий и примиряющий фактор. Гармония, а также "любовь" покупаются ценой принудительных установлений, которые не могут быть поставлены под вопрос.
"Критика недопустима!"
Сомнительные сообщества не переносят никакой критики. Они не готовы идти на уступки и заключать компромиссы, а напротив, твердо придерживаются своих принципов, отвергают иные мнения, в крайних случаях доходя до фанатизма. Ослепление может зайти так далеко, что любая критика используется в качестве доказательства правоты собственных утверждений.
"Размышлять - значит молиться черту!"
Разумное мышление нередко отрицается, против него ведется борьба. Все науки клеймятся как чертовское дело. Основополагающим считается исключительно открытое сообществу учение, или якобы вечная истина, или какая-то тайная доктрина. Самостоятельное, основанное на разуме мышление осуждается как низкая, приземленная рассудочность или как греховный бунт против высшей власти творца. Критическими и логическими соображениями пренебрегают так же, как и свободными, самостоятельными поступками или принятием на себя политической ответственности в демократическом смысле.
"Доброе и правильное или злое и ложное?"
Явные противоречия или нестроения в сообществе отрицаются, или же ответственность за них перекладывается на внешний мир. Демагогические утверждения и предвзятые мнения делают разумное взаимопонимание невозможным. Псевдоаргументы разного свойства призваны оправдать идеи и практическую деятельность, которые могут доходить до религиозного прославления революций и "священной войны". Создаются "образы врага". Ведутся поиски виновных и изобретаются маниакальные теории разнообразных заговоров. Они всё объясняют: виновные известны, члены сообщества стоят за правое дело, им не в чем себя упрекнуть.
Мир резко поделен на добрых и злых. Нет необходимости разбираться с другими людьми и с самим собой.
"Оставить прежнюю жизнь!"
Сомнительные сообщества требуют разрыва прежних связей, отказа от прежних взглядов и прежней деятельности. Для новичка больше не существует принципа "и то, и это", а лишь: "или - или". Его под давлением вынуждают принять такое решение. Тем, кто не в состоянии сделать решительный выбор в пользу сообщества, грозят наказания, психотеррор и исключение. Поскольку этот неписанный и негласный "закон секты" действует чаще всего незаметно, его часто трудно выявить и обезвредить.
"Новая жизнь"
Члены сомнительных сообществ, как кажется, становятся новыми людьми. Меняется не только поведение, но и вся личность новообращенных. В зависимости от степени этой перемены, родственники и друзья бывают удивлены, смущены или вовсе теряются. Изменение личности и бытовых привычек каждого члена сообщества тесно связано с повседневной жизнью, определяемой этим сообществом. Распорядок дня в разных объединениях более или менее строго регламентирован по часам. Личного времени мало или нет вообще: еда, работа, занятия, контакты с другими, а также половая жизнь, часто подлежат обязательным требованиям. После миссионерской работы, медитации и молитвы, занятий и упражнений почти не остается времени для других вещей.
"Жизнь на острове или за высокой оградой?"
Такое сообщество отмежевывается от внешнего мира, изолирует себя и подвергается все большей изоляции со стороны общества.
Его члены все больше ограничивают свою жизнь и свой горизонт, приспосабливаются к сообществу и тем самым в значительной мере изолируют себя.
"Самоотречение или эксплуатация?"
Сомнительным сообществам ставят в вину не только ограничение свободы воли своих членов в повседневной жизни. Помимо этой опеки, экстремистски настроенные секты безжалостно эксплуатируют рабочую силу и финансовые средства своих членов. Они умело подогревают стремление к самопожертвованию, к участию в деле "спасения мира", а также неопределенный страх и чувство вины и используют это в своих интересах.
"Под фальшивой вывеской?"
Сомнительные сообщества чаще всего с первого раза остаются неузнанными. Они делают все, чтобы показать себя в лучшем виде: провозглашают исключительно бескорыстные цели, в обращении с другими подчеркнуто заботливы и приветливы и готовы с наигранным альтруизмом предложить наилучшее решение всех личных проблем. И лишь при более внимательном взгляде, если уж вовсе не "на собственном горьком опыте", удается распознать скрытые мотивы и закулисные дела. Поскольку руководители сомнительных сообществ - настоящие мастера перетолковывать все вещи на свой лад и преуменьшать их серьезность, существует опасность, что человек даст ввести себя в заблуждение или даже сам начнет добросовестно заблуждаться.
II. Задачи социальной педагогики и охраны молодежи
При выработке критериев для охраны молодежи следует помнить о тех молодых людях, которым трудно дается осознание собственной личности. Они, как правило, легко поддаются влиянию и склонны к отношениям зависимости. Это могут быть подростки с нарушенными отношениями, которые легче принимают всякого рода мистические и магические объяснения и ответы, чем советы близких людей, поскольку им бывает трудно продуктивно и критически разобраться в себе и в своем социальном окружении.
Несколько критических замечаний о разъяснительной работе
Следует предостеречь от разъяснительных мероприятий общего характера, проводимых недифференцированно и кратковременно (напр. информационные вечера для молодежи).
Нужно критически оценить следующее:
- обращая на что-то особое внимание, можно пробудить интерес и любопытство;
- запугивание, предупреждение и запреты часто оказывают сомнительное действие как раз на потенциально подверженных подобным влияниям молодых людей;
- информированность сама по себе не дает никакой защиты; личная зрелость и критичность нельзя выработать информационными листками и мероприятиями;
- только знание фактов мало помогает в случае, когда речь идет о тонких и трудно распознаваемых методах и феноменах;
- заинтересованные и склонные к переоценке себя молодые люди, получив поверхностную информацию, возможно, захотят составить собственное мнение. Именно это может стать для них ловушкой и привести к "переходу в другую веру" ("обращению", привязанности). При разъяснительной работе с молодежью следует прежде всего помнить о пропасти между рациональным знанием и уровнем психического развития (дефицит социализации, кризисы, нехватка жизненного опыта).
- Может случиться, что подросток захочет доказать человеку, которого он, возможно, не признает как авторитет, нечто прямо противоположное его предупреждениям. Запретная сфера может побудить его приобрести собственный опыт и проверить, не обстоит ли все как раз наоборот.
- В конкретном случае молодежь бывает лучше информирована, чем учителя, консультанты и социальные педагоги. В таком случае подросток легко может истолковать предупреждения старших как неуверенность, чувство зависти к его личному богатому опыту или пристрастность взрослого в вопросах веры. Тогда нейтральная и объективная информация , наталкиваясь на эмоциональную защиту, не достигнет цели в полной мере.
- Следует помнить, что подростки спонтанно реагируют на привлекательные для них предложения. Они особенно восприимчивы к:
а) личному, направленному конкретно к ним обращению,
б) предложенной им личной выгоде и преимуществам, которые достижимы в короткое время,
в) таинственным, интригующим советам и приглашениям.
И еще: молодые люди реагируют на эти предложения даже тогда, когда их накануне предупредили о возможных длительных и/или скрытых последствиях.
- Действительные потребности, поиск ответов и т.п. с точки зрения молодежи не воспринимаются всерьез из-за негативной просветительной информации/отпугивания и не поддерживаются ею: вместо ответов она слышит только запреты.
В каком направлении должны идти предупредительные меры?
Родители, учителя, социальные педагоги и сами подростки должны быть в состоянии вообще видеть и осознавать опасные процессы (сигналы).
Когда такие опасные процессы распознаны, нужно использовать все возможности для установления и поддержания контакта с подростками. Для противодействия страху и недоверию со стороны подростков нужно добиваться их доверия. С подростками, которым угрожает опасность, следует активно искать контакт (как это делают "стритуоркеры"). При этом нельзя ограничиваться только мерами контроля, который лишает подростков самостоятельности и способствует тому, что они замыкаются.
Те, кто занимается работой с подростками, должны обладать специальными знаниями и уметь убеждать, быть по возможности известными подросткам, с ними должна быть быстрая и надежная связь; все это способствует преодолению недоверчивости подростков.
Разъяснение и информация должны обязательно включать мотивационную базу, т.е. учитывать любопытство подростков, их стремление к чувственному опыту, их личные проблемы и критическую оценку ими ценностей и религиозных вопросов. Поэтому индивидуальной работе и работе с группами следует отдать предпочтение перед широкой информационной работой.
В вопросах помощи и консультаций для молодежи, при возникновении острых личных проблем, нужно предпочесть индивидуальные беседы с консультантами-специалистами.
В мероприятиях по интеграции и ресоциализации дилемма заключается в том, что социально-педагогические мероприятия всегда, в том числе и в описываемой области. осуществляются в противоречивом взаимодействии мер помощи и поддержки с одной стороны и контроля и регламентации - с другой. С одной стороны существует опасность, что подросткам будет оказана недостаточная помощь в решении личных проблем, что их оставят одних, а с другой - что они будут ограничены и регламентированы в своем пристрастии к риску и экспериментированию. Опека зачастую приводит к тому, что "подростки "голосуют ногами" и уклоняются от всех мероприятий" (И. Хильзе. "Не в своем уме?"), Кельн 1990, с. 101).
Разумная разъяснительная работа состоит не в метании от драматизации к преуменьшению остроты вопросов, чем нередко занимаются средства информации и ответственные за молодежь воспитатели. Ее цель не может заключаться в том, чтобы оградить молодежь от опасных проблем, а в том, чтобы дать ей защиту, укрепив чувство собственной ответственности и критическое отношение к потенциальной опасности.
Проводимые мероприятия всегда должны быть согласованы с конкретными условиями. Разъяснение и консультирование имеют целью прежде всего прививание способности к ответственным действиям. Социально-педагогические мероприятия по отношению к опасной религиозной ориентации не могут ограничиваться одной определенной опасностью, а должны охватывать все обстоятельства жизни подростков. Проблемы подростков нужно принимать всерьез, терпеливо и дружелюбно обсуждать с ними и исправлять их неадекватную реакцию, показывать альтернативные решения, способствовать поиску творческих сфер раскрытия личности.
Для профилактической помощи подросткам важнее вопрос "как?", а не "что?". Педагогические мероприятия, относящиеся к личным переживаниям подростков, призваны передавать опыт, который может стать эффективной эмоциональной альтернативой и способствовать развенчанию сомнительных идеологий. Решение конкретных проблем повседневной жизни освобождает от бессильной неизбежности прибегать к "магическим" средствам.
Тематическая разъяснительная работа должна сопровождаться практическими занятиями, которые позволяют лично заинтересовать данной темой подростка. В подготовленных семинарских занятиях нужно использовать информационные материалы, средства массовой информации, анализ текстов и т.п., а также подробный обмен личным опытом. Целью в данном случае является не обширная информация, а реально достигнутая защищенность подростка в плане его позиции и поведения.


Хельмар Блюм, эксперт по социальным вопросам Баварское земельное управление по делам молодежи, Мюнхен. .
 
Разработка LasPavel